Скоро Генпрокуратура расскажет все об убийстве Гонгадзе

04 июня, 13:10 | Юлия Зарицкая

На днях Генеральная прокуратура Украины сообщит, кто стоит за убийством украинского журналиста Георгия Гонгадзе. Об этом сегодня на пресс-конференции заявила докладчик ПАСЕ Майлис Репс.

 

Репс сообщила, что этот вопрос был одним из первых, который был поднят во время встречи с министром юстиции и генпрокурором Украины.

 

"В частности, во время встречи с генпрокурором, нам рассказали достаточно детально обо всех процедурах, которые осуществляются по этому делу. А также пообещали, что буквально на днях к сведению широкой общественности будет донесено, кто стоит за этим преступлением", - сказала она.

 

Напомним, руководитель интернет-издания "Украинская правда" Георгий Гонгадзе исчез 16 сентября 2000 г. Позже его тело нашли в Таращанском лесу под Киевом.

 

В 2000 г. лидер Социалистической партии Украины Александр Мороз обнародовал аудиозаписи, переданные ему бывшим майором государственной охраны Николаем Мельниченко, якобы сделанные в кабинете экс-Президента Леонида Кучмы, которые свидетельствуют о причастности бывшего главы государства к убийству Г.Гонгадзе.

 

По словам самого майора, эти разговоры он записывал на диктофон, который подкладывал под диван в кабинете главы государства.

 

Генеральная прокуратура 24 июля 2009 г. выдвинула официальное обвинение экс-руководителю департамента разведки и внешнего наблюдения МВД Украины А.Пукачу в соучастии в убийстве журналиста Г.Гонгадзе. Ему было предъявлено обвинение в ряде преступлений, в частности в убийстве Г.Гонгадзе и уничтожении документов.

 

По официальной версии, именно А.Пукач стал главным исполнителем убийства журналиста.

 

В октябре 2003 г. А.Пукач был задержан ГПУ и обвинен в уничтожении документов, свидетельствующих о слежке за Г.Гонгадзе в мае-июле 2000 г. После того, как в ноябре 2003 г. А.Пукач был освобожден из-под стражи Апелляционным судом города Киева под подписку о невыезде, офицер исчез.

 

В июле 2009 года его поймали на Житомирщине.

 

Адвокат Пукача Сергей Осыка в эксклюзивном интервью "Сегодня" сообщил, что Пукач прекрасно выглядит и надеется избежать пожизненного заключения. 
 

Сергей Осыка - известный украинский адвокат, защищавший генерала Алексея Пукача еще в 2003 году, когда того первый раз арестовали. Тогда Осыке удалось освободить генерала из-под стражи, а через несколько месяцев Пукач исчез в неизвестном направлении. Впрочем, тот успех защитника не послужил для Пукача основанием продлить сотрудничество с Осыкой и ныне. Почему так, на что рассчитывает экс-генерал, как он сейчас выглядит - обо всем этом и многом другом в эксклюзивном интервью «Сегодня», которое дал адвокат.

 

- Сергей, на ваш взгляд, как человека, много лет знающего Пукача, -- имел ли он отношение к смерти Гонгадзе или это самооговор?

- На мой взгляд, имел, но не в таком виде, как это сейчас преподносится. Мне кажется, вряд ли он сам лично убивал. Что касается показаний осужденных Протасова и других, то они говорили о вине Пукача тогда, когда их уверяли, что его нет и уже не будет (его, мол, уже закопали или он в Израиле после пластической операции), так что валите все на него. Возможно, это было предметом некоего торга: вы говорите, что надо, взамен не получите пожизненное (так и вышло). Как будет дальше, посмотрим, ведь назначены определенные экспертизы, которые покажут, какая картина могла быть реальной. Но мне слабо верится в то, что Пукач, ростом чуть за 160 см, лично душил Гонгадзе, ростом далеко за 180 см... Да и по характеру Пукач не тот, кто может сам убить.

 

- Как вам удалось "вытащить" Пукача из СИЗО в 2003 году?

- Тогда это было сделать легче, ему ведь не инкриминировалось убийство Гонгадзе. Речь тогда шла о служебном подлоге и злоупотреблении властью, которые выразились в том, что Пукач уничтожил материалы о выходе оперативных работников на службу в дни слежки за Гонгадзе. Там было видно, кто и какое задание получал, за кем следил и пр. Пукач подписал комиссионные акты об уничтожении этих документов, хотя они должны были храниться 3 года (а сожгли их раньше). Позиция защиты тогда была такая: Пукач, как начальник, ставил свою подпись последней, впереди шли еще восемь. Он заявил, что доверял сотрудникам и не вчитывался в содержание бумаг: раз подчиненные подписали, значит, все в порядке. В итоге ему умысел в уничтожении документов так и не доказали. Но на самом деле вся эта история с документами было лишь предлогом для ГПУ, чтобы закрыть Пукача и работать с ним по исчезновению Гонгадзе. Подозреваю, что от него требовали указать на конкретных лиц, дававших ему якобы команду убить журналиста. Тут есть нюанс. Если помните, тогда Кучма уехал на три дня в Венгрию и на другой день задержали Пукача. Кучма прервал поездку и еще через день Генпрокурора Святослава Пискуна снял с должности. То есть это был со стороны ГПУ некий путч, который президент пресек в зародыше.

 

- Как себя вел и чувствовал Пукач во время первого ареста?

- Нормально, устойчиво. Он, видимо, чувствовал себя защищенным, возможно, властью, во всяком случае, выглядел, как человек, уверенный в своих действиях, в том, что он будет нормально жить в этом обществе... Как, впрочем, и сейчас, когда я его видел, видимо, власти уже наобещали ему золотые горы в обмен на некие показания...

 

- А когда вы его видели? И почему перестали быть его адвокатом?

 - Мне позвонил следователь по особо важным делам в день, когда Пукача задержали, и сообщил, что генерал хочет видеть меня защитником. Это было вечером, а утром я уже был в ГПУ. Однако мне заявили, будто Пукача там еще нет, хотя я видел (по охране, снайперам и т.д.) что он там. Так меня водили за нос сутки, хотя у меня действовал на то время договор о защите Пукача. Думаю, не допускали меня неспроста, с ним все это время работали, чтобы меня вывести из дела, а предоставить ему адвоката, сотрудничающего с ГПУ. И ему, по некоторым данным, говорили, что, мол, я буду «сливать» информацию, что может быть опасным для жизни Пукача, потому от меня надо отказаться.

Допустили меня к Пукачу только в Печерском суде, когда генералу избирали меру пресечения. Правда, туда уже приехал и адвокат Лаптиев, с которым Пукач уже заключил договор (подозреваю, под влиянием ГПУ). Поначалу, впрочем, меня не хотели пускать в зал, но судья, увидев в деле мои документы на защиту, распорядилась допустить. Так что в процессе мы защищали Пукача вместе с Лаптиевым.

- Пользуясь возможностью, я спросил у Пукача, почему он выбрал другого адвоката. Он ответил, мол, следователи сказали ему, будто я, Осыка, не хочу с Пукачем работать. Я, разумеется, это опроверг и подтвердил намерение его защищать, для чего и прибыл в суд. И был, прямо скажу, поражен, когда Пукач неожиданно, отвечая на вопрос судьи, согласен ли он со взятием его под стражу, ответил: «Согласен!». Такое я слыхал впервые за 14 лет адвокатской деятельности... Потом судья спросила мое мнение. Я был вынужден сказать, что, согласно адвокатской этике, не могу высказывать мнение, отличное от мнения моего клиента. Согласен ли я с этим мнением по сути, значения не имеет. Второй же адвокат заявил, что согласен с тем, чтобы Пукач находился под стражей.

 

- Любопытный нюанс: в своем представлении, обосновывающем необходимость ареста Пукача, ГПУ написала, что, мол, иначе ему может угрожать опасность из-за резонансности дела и возможной причастности к нему неких высокопоставленных лиц. Почему же, если эти лица известны, им до сих пор не предъявлены обвинения? А коль неизвестны, то зачем на них ссылаться?

- Но вернемся к суду. Он закончился, мы расстались с Пукачем на рабочем ноте, мол, я и дальше буду его защищать. Но когда на следующий день я пришел на следственные действия, вышел следователь Харченко и заявил, что Пукач отказался от моих услуг и его заявление находиться в материалах дела. Позже я получил об этом официальный документ. Думаю, на него оказали давление... Ведь я мог опровергать те ложные сведения, которые в тех или иных интересах распространяли о Пукаче. Например, помните, сразу после задержания замглавы СБУ заявил, будто Пукач назвал высокопоставленных заказчиков дела Гонгадзе. Когда я об этом спросил самого Пукача, тот ответил, что это неправда и никого он не называл. Я в тот же день выступил по ТВ и опроверг слова генерала. Словом, я не управляем из ГПУ, вот меня и вывели из дела. А вообще, считаю, что наличие адвоката в этом деле, -- в основном формальность. Пукач, насколько я знаю, во всем сотрудничает со следствием, все рассказывает, к тому же он сам квалифицированный юрист, так что защитник ему не сильно нужен.

 

- На ваш взгляд, есть ли некие договоренности следствия с Пукачем? Например, ему могут пообещать, что не получит пожизненное заключение...

- Абсолютно уверен, что такие договоренности есть. Я знаю, что он подписал со следствием официальные бумаги, где обязуется во всем помогать расследованию, а взамен просит применить к нему статью, позволяющую дать наказание ниже нижнего предела. Уверен, что прокурор на суде будет просить именно об этом. Я вам скажу парадоксальную вещь: по сути, настоящий адвокат у Пукача сейчас - прокуратура. Пукач все просчитал и понимает, что, только сотрудничая с ней, можно рассчитывать на снисхождение. Затруднять следствие не в его интересах. И в такой ситуации, уверен, он избежит пожизненного заключения.

 

- Известно, что вы одно время были также защитником Юрия, сына гражданской жены генерала Татьяны Стельмах, в свое время уехавшей вместе с Пукачем и до сих пор не обнаруженной. Что это за история?

- Сама Стельмах находится в розыске, заочно ей предъявлено обвинение в пособничестве Пукачу, скрывавшемуся от следствия. По этому делу не раз вызывали в ГПУ и ее сына Юрия, причем без повесток, а допросы проводились по 6-8 часов. В итоге Юрий обратился ко мне за адвокатской помощью. И когда мы ввели эти допросы в нормальное процессуальное, законное русло, то в ГПУ заявили, мол, раз так, то мы возбудим против Юрия уголовное дело. И возбудили - в рамках основного дела Пукача против Юрия за некое пособничество беглому генералу. Но тут есть хитрость: это было сделано для того, чтобы вывести из дела меня. Ведь я когда-то был защитником Пукача, потому, решили в ГПУ, сейчас не могу защищать никого из участников этой истории, ибо интересы их могут противоречить. В итоге меня из дела вывели. В рамках дела же провели очную ставку Пукача и Юрия. Мы не можем разглашать ее результаты, но можем сделать выводы: поскольку после очной ставки обвинение Юрию не предъявили, следовательно, Пукач не подтвердил, что Юра помогал ему скрываться. А раз за 10 дней обвинение не предъявили, значит, и делу никакого нет, хотя Юрию о его закрытии официально не сообщили. Но вызовы на допросы прекратились.

 

- Юрий рассказывал вам, как Пукач выглядит?

- Да. Во! (Показал большой палец). Выглядит уверенным, жизнерадостным, говорит, что находится в прекрасных условиях изолятора СБУ, где на полу паркет, в камере телевизор, приносят газеты, хорошо кормят...

По материалам РБК-Украина


      



................

Новости партнеров
...
...
...
...
...
Горячие темы
Новости партнеров
 


Каркасные дома

  
×
Читаем также: