М.Борзыкин: Без революции нет эволюции

20 мая, 10:17 | Антон Подлуцкий

В Киеве сегодня в первый раз за последние полтора года выступит питерская рок-группа «Телевизор». На сей раз - с презентацией DVD «XXV лет в одной лодке». Накануне концерта вокалист группы Михаил Борзыкин дал эксклюзивное интервью Утро.UA. Мы намеревались в большей степени поговорить с легендой русского рока о музыке, о том, что происходит в тусовке главного культурного города России, а прошлись по самой сути русского рок-творчества.

 

Более 20 лет назад в СССР рок-музыка сыграла роль мощного катализатора революционных процессов, завершившихся распадом империи. Сегодня пафос российских рокеров угас, но это лишь спад волны, которая скоро пойдет на подъем, говорит вокалист группы «Телевизор» Михаил Борзыкин.

 

«Телевизор», которому в марте исполнилось 26 лет, никогда не снижал свой социальный пафос, в чем он схож с ДДТ - они поют о наболевшем. О хамстве власти и тоталитаризме во всех его проявлениях, о тупости потребительства и безразличии толпы, о правде и лжи - как их понимает большинство людей.

 

Впрочем, обычные концерты того же Шевчука собирают больше народа, чем его выступлениях на митингах. «Если бы у нас на акции протеста выходила не тысяча людей, а 50 тысяч, то процесс шел бы быстрее», - затягиваясь сигаретой говорит Борзыкин, попутно признавая, что мысли об эмиграции из России его посещают, но - ненадолго.

 

Утро.UA: И часто политическая ситуация вмешивается в вашу концертную жизнь?

 

М.Борзыкин: Мы играем на различных маршах, «Роке за свободу». Часто доходит до абсурда - на 1500 слушателей 3000 омоновцев. Случались и угрозы от бывшего генерала ФСБ, который сейчас работает в администрации губернатора Петербурга. В духе, «если он споет «Ваш Путин - фашист» (что я иногда себе позволяю, вырывается), то заведем на Борзыкина уголовное дело и прямо с концерта заберем». И к сцене подходят четыре омоновца, ждут, когда я это спою. Меня предупреждают, успеваю заменить «п» на «м», получается «мудин». А после концерта эти омоновцы за мной зачем-то плетутся, нам приходится убегать от них. Полный бред.

 

Утро.UA: Нет такого ощущения, что это такой же бред, который был 25 лет назад?

 

М.Борзыкин: Очень похоже! Антураж поменялся несколько, а люди - те же. Вот Матвиенко - наш губернатор. Это же бывший первый секретарь горкома КПСС Петербурга. Она еще комсомольской активисткой приходила в рок-клуб...

 

Утро.UA: Это еще на Рубинштейна, 13?

 

М.Борзыкин: Да. Приходила, орала, что здесь все фашисты. Это такой прожженный функционер, чиновник. И подходы у нее те же. Она отлежалась какое-то время послом на Мальте и снова приехала со своим провинциальным мышлением - распродавать город. Разрушаются старинные здания, гонят бетонные коробки. Сейчас затеяли с этим газпромовским небоскребом. Большинство интеллигенции уже высказалось против этой стройки. Но мнение интеллигенции в России никого не интересует. Это самый презираемый нынче класс.

 

Утро.UA: Как в советское время: есть слой рабочих, слой крестьян и между ними тонкая прослойка интеллигенции.

 

М.Борзыкин: Да. Очень много общего с брежневскими временами - с 70-ми, 80-ми годами.

 

Утро.UA: В таком случае, насколько жесткая цензура в современной России?

 

М.Борзыкин: Она, во-первых, присутствует на всех телеканалах. У меня, например, был конфликт с маленьким питерским каналом «100 ТВ», который дважды переносил передачу с моим участием, а потом попросил тексты песен, которые я собираюсь исполнять. Как в старые рок-клубовские времена. Я дал им тексты трех песен, которые могут их заинтересовать. И мне было сказано в приватном телефонном разговоре, что такие песни не дадут выпустить в эфир. На этом разговор закончился, но информация выплыла на «Эхе Москвы». Кстати, «Эхо», наверное, единственная радиостанция, которая еще держится.

 

И после этого против нас была организована травля - нашли в текстах два вульгаризма.

 

Утро.UA: Какие?

 

М.Борзыкин: Слова «х...р» и «ж...а». «Кем надо быть, чтобы не заметить чей-то х...р в собственной ж...е» - были слова в песне про «Марш несогласных», почему люди отсиживаются по домам. Но на самом деле, на телеканале не понравились такие слова как «кремлядь», «неохристочекисты». Точнее, редактор испугался, что дадут по шапке. А потом уже прицепились, мол, он матом ругается. Стыдили меня, но ничего не получилось. Видно, совсем я стыд потерял (смеется).

 

Утро.UA: А народ - что?

 

М.Борзыкин: Народ... В целом - выбрал колбасу. Есть, конечно, отдельные пассионарии, которые пытаются что-то делать. Но все очень разрознены, левые с правыми постоянно ссорятся.

 

Утро.UA: Кого Вы имеете в виду под левыми?

 

М.Борзыкин: Нацболы, Авангард коммунистической молодежи. Их много. Но ФСБ не спит, постоянно внедряет своих провокаторов, которые устраивают расколы, внушают, что не надо объединяться. Но без объединения ничего не получится. Народ куплен - кредитами, депозитами. А это напрямую зависит от лояльности к работодателю и к власти, соответственно.

 

Весь бизнес дрожит, боясь сказать что-то против властей. Я сколько общался с ребятами, у которых дела идут, что надо поддерживать единение, сплачивать людей. «Да ты что! Если узнают, что ты дал хоть копейку, сразу дадут по шапке из Смольного», - отвечали. То есть, им придется сразу уходить из бизнеса.

 

Конечно, всплески бывают. Как сейчас - с шахтерами. Их было убито около 100 человек, взяли у всех шахтеров подписку о неразглашении, нагнали ОМОН. А омоновцы умудрились вступить в конфликт с шахтерами - и шахтеры ответили камнями. И СМИ снова об этом молчат или дают неправдивую информацию.

 

22 мая, возможно, весь Кузбасс проведет акцию. Получится ли - не знаю. Там уже нагнали ФСБ, Путин лично вмешался, но вспышка серьезная.

 

Утро.UA: Недавно уже была вспышка в Калининградской области и закончилась она практически ничем.

 

М.Борзыкин: Но настроения в Калининграде бродят. Будет продолжение. Однако, народ придавлен тем, что, якобы, без власти ничего не будет - ни работы, ни кредита. Выросло целое поколение, которое вцепилось в минимальный бытовой комфорт. Построили дачи, взяли машины в кредит - чего не было у их отцов и дедов - и Путин сделал четкую ставку на этот новый класс дорвавшихся до минимума бедняков.

 

Но они, если надо будет пойти, не пойдут они ни за Путина, ни против него. Пока деньги капают, они будут рассказывать о своих приключениях в дальних странах - и плевать на свой родной город. Они не чувствуют себя в своей же стране дома, они - типичные временщики. И детей своих пытаются так же воспитывать.

 

Утро.UA: Похоже, речь все же о необходимости революции. Но революцию делают герои, а плодами ее пользуются негодяи.

 

М.Борзыкин: И тем не менее, революция позволяет в дальнейшем идти по пути эволюции. Без революции нет эволюции. Без французской революции, плодами которой сейчас все мы пользуемся, сидели бы в крепостном праве и ни о каких правах человека не говорили. Несмотря на то, что плодами революции какое-то время пользуются подонки, потом завоевания революции становятся общепринятой нормой.

 

Утро.UA: Но и Европа сейчас превратилась в такое же потребительское общество, как Вы говорите о своих соотечественниках.

 

М.Борзыкин: Но при всем при этом миллионы выходят на улицы - в том числе, борясь за социальные права. И выходят на щелчок (щелкает пальцами). Выходят и по поводу экологических проблем, как велосипедисты Лондона. Какая бы ни была тухлая Европа, нам до этой тухлости от своего феодализма еще расти.

 

Утро.UA: В любых революциях творческие люди выступают своего рода генераторами. В 2004 г. участвовать в «оранжевой революции» в Киев приехал только Юрий Шевчук. То есть, в России из потенциальных вдохновителей революции есть ДДТ и «Телевизор». А кто еще?

 

М.Борзыкин: У людей в России сон разума понемногу заканчивается. Вот Глеб Самойлов разошелся со своим братом Вадимом - это «Агата Кристи». Один четко прислуживает Кремлю и дружит с Сурковым, а у другого - совершенно иная позиция. У него новая группа «Матрикс» с текстами «Мы будем жить на сайте ФСБ». Вот так линия фронта прошла между двумя родными братьями.

 

Есть группы «Последние танки в Париже», «Люмен», рэперы сейчас очень активны. Один из них написал песню «Мерседес-С-666» , как директор «Лукойла», нарушив правила, задавил двух женщин.

 

Гребенщиков вылез - поддержал шахтеров. Это было настолько неожиданно, что я даже письмо ему написал.

 

Утро.UA: Удивительно, что Борис Борисович вышел из состояния духовного гламура и вовлекся в социальный протест!


М.Борзыкин: Да, он даже попросил распространить свое заявление, что следит за ситуацией, поддерживает шахтеров... Наверное, чувствует, что что-то меняется. Уж его в простоте не обвинишь (смеется). И уже много раз было, когда он чует изменения и начинает сочинять «Этот поезд в огне» - песни для него нехарактерные. Для меня поступок Гребенщикова - это тоже такой звоночек.

 

Кинчев, например, всегда опирается на мнение Гребенщикова: «Вот Гребенщиков сказал, что не надо расшатывать лодку» или «Глупо в 50 лет рок-музыканту заниматься решением социальных проблем, а надо прислониться к чему-то великому». А если уже такой великий столп заколебался, значит, потом все остальные придут.

 

В 85-86 годах мы уже проходили это. Подходили музыканты, из «Аквариума» тоже, и просили нас не петь, а то рок-клуб закроют. Это такая форма конформизма. А потом страх прошел и через два года - «Перемен требуют наши сердца». Все движется волнообразно и нынешняя волна в России уже близка к началу своего подъема.

 

Утро.UA: Миша, Вы с оппозиционными политиками общаетесь?

 

М.Борзыкин: Общаюсь.

 

Утро.UA: С кем?

 

М.Борзыкин: Личное общение было с Немцовым, Каспаровым, Лимоновым. С Лимоновым, правда, так, постояли на «Марше несогласных». С представителями НБП общаюсь, с «Яблоком», с Максимом Резником. Даже выходил на пикет, когда Резника пытались забрать за нападение на трех милиционеров (смеется). Тогда Явлинский лично встречался с президентом - и Резника отпустили.

 

Питерских всех знаю, потому что посещаю практически все мероприятия - митинги, собрания. Песен уже мало, надо действовать более активно. Потому что просто словами власти не напугать. Они просто закрывают рты телеканалам - и все. Все смотрят центральные телеканалы и верят, что все так и есть. По Интернету же оппозицию слушает горстка.

 

Был случай. Нашу группу изолировали от основной массы с митингующими, которые шли с транспарантами и портреты Сталина несли. У нас же было написано : «Матвиенко - в отставку». По телевизору этот инцидент показали на уровне микро, а нам объясняли, что наши действия не сочетаются с целями митинга (смеется) - защитой интересов трудящихся.

 

Утро.UA: Я спросил о Вашем личном знакомстве с лидерами оппозиции, потому что интересно такое мнение: кто из них, в случае прихода к власти, может стать реальным лидером?


М.Борзыкин: Есть «Другая Россия», где все - от националистов до либералов. Этим (проектом) занимается Каспаров. По сути, это протопарламент. Мне кажется, что за таким объединением будущее.

 

А по поводу личности... Эта наша славянская зацикленность на личности...

 

Утро.UA: Желание, чтобы был царь-батюшка...

 

М.Борзыкин: Да, и с этим надо завязывать. Кстати, это любимый вопрос кремлевских технологов: «Что, Каспарова в президенты?». Да чего Каспарова! Тебя же, ты же умный! Не понравишься - пойдешь через год нафиг. Главное, что пойдешь нафиг, и что у тебя есть возможность стать президентом страны. А сейчас такой возможности нет - есть клан, который никого к власти не допустит. Потому мне такая аргументация кажется детской.

 

У нас никто никого не избирает - и наверху обрастают салом, которое стекает вниз. Такая вертикаль шавермы.

 

Утро.UA: Но убивший дракона сам становится драконом.

 

М.Борзыкин: И вот тут задача - поменять правила игры. То, о чем мы говорили в 90-е - до 2000-го. Мы хотели гуманистического общества, а не державного. Здесь пролегает еще одна разделяющая грань. Державники слились с православными, туда же добавились коммунистические патриоты - и все вместе они образовали комок, который встал в горле страны и не дает дышать.

 

Просто речь идет о том, чтобы сделать систему проточной. Три простые вещи - независимость ветвей власти, честные выборы, что предполагает равный доступ к СМИ, и отсутствие цензуры СМИ, Это то, чего требует вся оппозиция в один голос. А далее - да, будут споры.

 

Но все понимают, что создавать нового царя, переходить снова через диктатуру к многообразию - затея опасная. В «Другой России» более тысячи человек, представляющих различные регионы и организации. Зачастую, взаимоисключающие друг друга люди и организации. Но удается же как-то им общаться и взаимодействовать!

 

Утро.UA: Кстати, после тесного общения с региональными элитами РФ - от Хабаровска до Новгорода - приходишь к выводу, что все они не любят Москву и хотят максимальной автономности. Это ли не опасность предпосылки развала России?

 

М.Борзыкин: Есть такая идея. Мы, например, в очень хороших отношениях с питерским движением «Ингерманландия». Это потомки того самого северного народа, который был уничтожен, когда Москва оккупировала эти земли. Их идея - снять оккупационный режим, введенный на территории всей России. И в этой идее много здравого смысла.

 

Державники сразу встают на дыбы - Россию-матушку делить?! Хотя зачем делить? Возможна конфедерация - как в Германии или США.

 

Но это (действия сторонников конфедерации) - маргинальные вылазки. На более высоком уровне этим сразу начинает интересоваться ФСБ, обрушивается телевизионная пропаганда. Потому и в народных массах такая идея непопулярна.

 

Власти говорят, что мы живем в великой стране. А то, что она на три четверти не заселена, на последней четверти население голодает - это никого не волнует. Главное - гордись, что ты живешь в большой, территориально большой стране. Которая еще и претендует в далеком будущем на статус супердержавы. И этим больны рок-музыканты - Кинчев тот же.

 

Это такой исторический атавизм. Почему люди не смотрят на опыт маленьких стран? Что плохого в том, чтобы быть маленькой страной? Ничего. Тем более в условиях конфедерации. И давление СМИ в этом вопросе - опорная точка Кремля.

 

Утро.UA: А силовое давление? Вы, например, в милицию часто попадаете?

 

М.Борзыкин: Бывает, но чаще в бытовых ситуациях. Например, как-то с приятелем вышли поздно вечером, уже возвращались - и нас заметила милиция. Догнали на четвертом этаже моего парадного, а живу я на пятом. Я показал паспорт, что, здесь живу сказал. Они мне: «Вы идите, а приятель с нами пойдет»... Ну, вместо приятеля с теми тремя милиционерами 200 рублей ушли.

 

Было еще - забрали за шутку. Спросил, неужели я похож на чеченского террориста? Просидел в участке с двух до шести утра. Вымогали деньги всякими хитрыми способами. А, поскольку я вел себя спокойно, то никакого способа подсунуть мне героин в карман или избить дубинками, не получилось.

 

Хотя бывают сотни случаев - беда просто. Только если твой отец генерал ФСБ, который на хорошем счету у Путина - тогда есть шанс, что тебя отмажут.

 

Случай со знакомым. Пьяный полковник ФСБ на своей машине врезается в точно такой же джип директора крупного предприятия - моего старинного однокашника, человека со связями. Через месяц после того, как у него прошло сотрясение мозга, его товарищ - достаточно высокий чин из прокуратуры города - попросил забрать заявление. Мол, ввязался генерал из Москвы и нашли 15 ФСБ-шников, которые видели, что нарушитель - мой приятель и ему придется еще и платить. И он, несмотря на то, что был прав, - забрал. Утерся. Как и вся страна.

 

Беседовал Антон Подлуцкий


      



................

Новости партнеров
...
...
...
...
...
Горячие темы
Новости партнеров
 


Каркасные дома

  
×
Читаем также: