В.Степаненко: Риторика о необходимости «сильной руки сильно преувеличена

11 января, 11:28 | Сергей Коноплицкий

Президентские выборы 2010 запомнятся небывалым количеством кандидатов, которые позиционируют себя, как «сильная рука», которая победит коррупцию и хаос. Одновременно звучат опасения, что в случае победы любого из кандидатов, борьба с «хаосом» станет борьбой со свободой слова.


Кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник Института социологии НАН Украины Виктор Степаненко рассказал Утро.UA, есть ли угроза свободе слова после выборов и так ли хотят украинцы «сильной руки», как об этом думают многие политики?


Утро.UA: Все чаще звучат предостережения, что после выборов, независимо от их исхода, в Украине может начаться "сворачивание" основных принципов гражданского общества, в частности свободы слова. Насколько это реально, на ваш взгляд и почему появляются такие опасения?


В.Степаненко: Для начала стоит все же прояснить что такое «свобода слова», угрозы для которой иногда предрекаются после президентских выборов в стране. Свобода слова, означающая в широком смысле право человека свободно выражать свои мысли, искать, получать и передавать информацию или идеи из любых медийных источников, а, равно как и свобода этих источников (свобода прессы) - действительно одна из фундаментальных демократических свобод и прав человека и общества.


Говоря о том, что в любом демократическом обществе не бывает абсолютной свободы слова и она всегда законодательно ограничена (к примеру, в отношении «речи ненависти» - hate speech, а также юридически недвусмысленных вещей, наносящих ущерб достоинству личности или несущих угрозу безопасности страны), контекст этого вопроса в нашей ситуации другой и вполне понятен.


Если иметь в виду пресловутые «темники» и политическую цензуру в Украине начала 2000-х годов, то вряд ли возврат к такой практике любой политической силой, имеющей маломальское стратегическое видение и понимание ситуации, возможен. Ведь причины и уроки «помаранчевой революции» для власти во многом и заключались в полном провале ее коммуникативной стратегии, в пагубном для нее желании контролировать медийно-коммуникативные потоки, что уже к счастью, при любых исходах и раскладах также и нереально. Нереально это, также, и по причине сложившейся у нас остро конкурентной политически-клановой информационной среды, которой ни политически, ни экономически уже невыгодно петь в унисон.


Говоря это, я ни в коей мере не склонен идеализировать нынешнее, все еще зачаточное состояние свободы слова в Украине. Такая «свобода слова», деформированная многочисленными клонированными ТВ-форматами, во многом свелась, увы, к позерским речитативам политиков-шоуменов на фоне почти безмолвствующей репрезентативной аудитории, призванной нажимать на кнопочки «одобрямса/не одобрямса» или в лучшем случае выразить свое мнение в пятитиминутке для зрителей. Говоря о существующей, все еще деформированной свободе слова, я также имею в виду, все еще отсутствие действенной обратной связи между обществом и властью, безответность свободы слова и критики в принятии решений, многоголосье в параллельных форматах вместо поиска совместных консенсусных решений, недостаточность взаимных общественных обсуждений и дебатов, цель которых поиск альтернатив, общих принципов и видения в решении злободневных вопросов. В организационном плане так и не стало реальностью (как оказалось никому политически невыгодное) общественное ТВ, призванное максимально дистанцироваться от информационно-политической фракционности и выражающее позицию общественного интереса. Но опять же повторю, даже в таком виде существующая свобода слова лучше цензуры и темников, возврат к которым, к счастью, маловероятен.

 

Утро.UA: С чем связана периодическая потребность граждан в "сильной руке" и при каких условиях эта потребность удовлетворяется?


В.Степаненко: Конечно, не стоит преуменьшать живучесть синдрома патернализма в современном украинском массовом сознании, но навязчивая риторика, якобы, необходимости «сильной руки», на мой взгляд, сильно преувеличена отчасти самими же политиками и их пиарщиками.

 

Во-первых, есть ли вообще факты или статистика, говорящая об этом? Все оценки и выводы общественной потребности в «сильной руке» лишь косвенные и могут интерпретироваться по-разному. Например, не секрет, что большинство украинских граждан, судя по нашим опросам (социологический мониторинг «Украинское общество» Института социологии НАНУ) с 1994 года и по настоящее время, стабильно, а не периодически являются сторонниками президентской формы правления, где президент должен быть главой правительства и принимать на себя всю полноту ответственности. Является ли это свидетельством потребности граждан в "сильной руке" или лишь особенностью политической культуры и традиции, которую, к слову, никто из политиков, принимающих решение о конституционных изменениях 2006 г. (означающих по сути переход к парламентско-президентской республике) не учитывал? А теперь «вдруг» все прозрели и заговорили о большей эффективности в наших условиях президентской республики.

 

Или другой факт - большинство наших граждан стабильно с 1994 года считают, что несколько сильных руководителей могут сделать для страны больше, чем все дискуссии и законы. Причем, действительно, в нынешнем существующем бардаке во взаимоотношениях властей, сторонников этой точки зрения становится больше (от 49,3% в 1998 году до 62,4% в 2008). Но опять же является ли это свидетельством желания «сильной руки» в смысле диктатуры или авторитаризма либо естественным желанием людей в элементарном порядке в стране, учитывая к тому же неконструктивность (или даже отсутствие полноценных) дискуссий и, увы, мало работающие законы? Одним словом, в силу политических традиций, в том числе и вновь приобретенных, «майданных» (при всем ныне существующем и неоправданном скепсисе к этому опыту), в силу опять же острой фракционно-групповой политической и экономической конкуренции режим «сильной руки» в смысле авторитаризма в Украине (например, в белорусском либо российском вариантах) маловероятен, а попытка его установления рано или поздно обречена на провал. Другое дело, что порядка и правил, устанавливаемых четким разграничением полномочий властей, работающими законами, реально независимыми судами - одним словом, иным качеством работы демократических институтов, реально не хватает и люди это вполне адекватно осознают.


      



................

Новости партнеров
...
...
...
...
...
Горячие темы
Новости партнеров
 


Каркасные дома

  
×
Читаем также: